Кель’тас — история персонажа

04.01.2018 22:04 Лор Автор: 643 0

Кель’тас Солнечный Скиталец оставил пост Верховного Мага в тайном совете Кирин-Тора, чтобы защитить остатки своего народа после резни, учиненной принцем Артасом. И отомстить.
Вооруженный тремя кристаллами силы, оставшимися после нашествия Плети, Кель’тас отправился в Нексус.

Обзор героя: Кель’тас — Heroes of the Storm


Потомки Солнца

Принц Кель'тас «Кель» Солнечный Скиталец родился в богатой семье, являясь единственным сыном и наследником короля Анастериана Солнечного Скитальца, правителя кель'дорай (высших эльфов) королевства Кель'Талас. По мере своего обучения магии, опытный волшебник Кель'тас отправился в город-государство Даларан, и присоединился к ордену магов Кирин-Тора. В дальнейшем он  стал членом Совета Шести, правящего анклава Кирин-Тора. В течение этого времени Кель'тас, возможно, обучался высшей эльфийкой по имени Телестра, но это всего лишь слухи.

Кель вскоре влюбился в молодую человеческую волшебницу Леди Джайну Праудмур, даже предлагая забрать ее на свою родину, Кель'Талас. Джайна, однако, отвергла ухаживания принца, поскольку положила глаз на Артаса Менетила, наследного принца человеческого государства Лордерон. Однажды, когда принц посетил Даларан, Кель'тас расстроился, увидев, как Артас и Джайна целуются.

Упоминалось, что Кель, как и многие другие, просил руки Сильваны Ветрокрылой, генерала следопытов Луносвета и командира обороны Кель'Таласа, которая славилась своей красотой. Тем не менее, Кель'тас был  против решения Сильваны ввести человека, Натаноса Марриса, в ряды Странников, организации, которая состояла только из высших эльфов. Эльфийка, однако, проигнорировала приказы принца и так или иначе сделала Натаноса Странником.

После Второй войны между Альянсом Лордерона и Ордой, победоносный Альянс помещал побежденных орков (которые стали вялыми из-за нехватки демонической крови, что они пили) в лагерях для военнопленных. В отличие от Артаса, Джайны и Архимага Антонидаса — наставника Джайны и лидера Совета Шести, Кель'тас выступал за уничтожение орков, считая их слабыми из-за их неспособности контролировать свою зависимость от демонической силы. Позднее Кель и сам стал частью Совета, когда один из Шести, Кел'Тузад, был изгнан из Даларана за использование запрещенного искусства — некромантии. Кел'Тузад заметил встревоженный взгляд Келя, направленный на Джайну, которая, в свою очередь, не обратила внимания на принца. Некромант упомянул, что, возможно, счел бы это забавным при других обстоятельствах.

Восставая из пепла

Во время Третьей войны (Warcraft III: Reign of Chaos), Артас стал рыцарем смерти, убил своего отца, короля Теренаса, и возглавил Плеть в разорении своей родины — Лордерона. Затем он приступил к вторжению в Кель'Талас, пытаясь использовать силу магического источника эльфов, Солнечного Колодца, чтобы воскресить некроманта Кел'Тузада. Большая часть столицы кель’дорай — Луносвета — была разрушена, а почти 90% населения было убито нежитью, в том числе Сильвана Ветрокрылая и отец Келя, король Анастериан, которого Артас лично убил в дуэли. Падший принц приступил к воскрешению Кел'Тузада в качестве лича, погрузив останки некроманта в Солнечный Колодец. Это исказило священный источник и истощило большую часть его магической энергии.

Узнав об этих ужасных событиях, Кель'тас — теперь последний член королевской семьи, покинул Даларан и поспешил домой в свое разрушенное царство, где выжившие эльфы сплотились под руководством заместителя Сильваны — Лор'темара Терона. Кель'тас выдержал траур по своему отцу Анастериану и руководил кремацией короля. Принц также решил оставить сломанные куски Фело'мелорна («Огненный Столб» на талассийском), родового рунного клинка Солнечных Скитальцев, с которым Анастериан вышел на поединок с Артасом, но который был разбит мечом рыцаря смерти, проклятой Ледяной Скорбью.

Вскоре после этого Кель направился к близлежащему острову Кель'Данас, где находился Солнечный Колодец. Источник, оскверненный воскрешением Кел'Тузеда, теперь пульсировал темной некромантической энергией, которая, если ее не остановить, убьет эльфов и распространит неизлечимый яд по всем прилегающим землям. Опасаясь дальнейшей катастрофы, Кель'тас и два волшебника — магистр Асталор Кровавая Клятва и Роммат — использовали три лунных кристалла для перегрузки и уничтожения Солнечного Колодца. Кристаллы, позже названные «Зеленеющими Сферами», были повреждены взрывом, и Кель решил сохранить их у себя. Хотя разрушение Солнечного Колодца спасло эльфов от его оскверненного влияния, оно также погрузило их в летаргию, которая обусловила широко распространившиеся апатию и болезни — за тысячи лет использования силы Солнечного Колодца, высшие эльфы стали зависимы от тайной магии.

Кель собрал своих людей и объявил, что они больше не будут известны как кель’дорай. В честь пролитой крови во всем их царстве и жертвы, принесенные павшими братьями, они впредь будут известны как син’дорай — «дети крови». Кель также постановил, что Анастериан был последним королем Кель'Таласа; и озаботился поиском другого звания для себя.

Назначив Лор'темара Терона в качестве регента Кель'Таласа и поручив ему найти лекарство от зависимости их народа от магии, Кель'тас взял с собой группу самых здоровых эльфов крови, примерно 15% от общего населения, и покинул Кель'Талас. Жаждущие возмездия, эти эльфы крови присоединились к остаткам Альянса, сражавшегося против Плети в землях Лордерона. (В качестве пояснения: Альянс Лордерона — союз между семью человеческими царствами, гномами, дворфами Каз Модана и эльфами Кель'Таласа для борьбы с орочьей Ордой; и эта борьба позднее была известна как Вторая война. После окончания войны отношения между Кель'Таласом и Альянсом становились все более холодными. В итоге король Анастериан и его королевство полностью отделилось от союза.)

Кель'тас и его силы были размещены под руководством верховного маршала Отмара Гаритоса, который был самым высокопоставленным военным чиновником в регионе и был признан другими государствами как теоретически последний представитель правительства Лордерона. Однако, Гаритос был человеком ненависти и предрассудков, и считал, что люди превосходят все другие расы. Он питал особую ненависть к эльфам; во время Второй войны, в то время как Отмар был среди солдат Альянса, сражавшихся за защиту Кель'Таласа от Орды, небольшая группа орков оторвалась от основных сил вторжения и сожгла родной город Гаритоса — Блэквуд, до основания, убив всех жителей, включая отца Отмара, Барона Гаритоса, и всю его семью. Маршал вменил в вину эльфам эту потерю и считал, что они отвлекли армию от того, что, по его мнению, должно было стать истинной целью Альянса: сохранение человечества прежде всего. Таким образом, Гаритос относился к Келю и его людям с подозрением и враждебностью, и вскоре отправлял эльфов на унизительные, невозможные или суицидальные задачи в надежде избавиться от них.

В то же время Кель, по слухам, хранил осколки Фело’мелорна в своих личных покоях и мечтал перековать меч в символ надежды и настойчивости вопреки всему. В какой-то момент эта мечта сбылась, и клинок был воссоздан «магией, ненавистью и жгучим желанием мести».

Охота на Иллидана

Кель'тас и его кровавые эльфы были отправлены в Серебряный бор, когда что-то начало привлекать нежить, обитавшую в разрушенном Даларане. Принц и его солдаты собирались покинуть свой нынешний пост и перевезти караван припасов к более безопасным землям за рекой Аревасс, когда внезапно появились неожиданные незнакомцы: страж Майев Песнь Теней и жрица Тиранда Шелест Ветра, ночные эльфы из-за моря, которые пришли к Лордерону в погоне за Предателем, бывшим охотником на демонов, а теперь и вовсе наполовину демоном — Иллиданом Ярость Бури. Узнав о ситуации с кровавыми эльфами, Тиранда, несмотря на протесты Майев об отсутствии у них необходимого времени, предложила помочь транспортировать караван Келя в обмен на помощь со стороны син’дорай в охоте за Иллиданом.

С помощью могучих горных гигантов ночных эльфов караван медленно пробивался сквозь Серебряный бор, отбиваясь от периодических атак нежити. В конце концов они добрались до безопасной деревни Пирвуд, рядом с мостом, ведущим на другую сторону Аревасс. Внезапно огромные силы нежити заманили  эльфов в засаду. Несмотря на то, что защитники каравана смогли отбросить первую волну атакующих, вторая быстро продвигалась вперед. Тиранда сказала Келю что караван должен пройти через реку, пока она останется позади, дабы защитить мост. Когда Тиранда обратилась к силам своей богини Элуны, чтобы уничтожить нежить, мост внезапно рухнул под ее ногами и снес вниз по течению в сердце территорий Плети. Кель'тас хотел попытаться спасти ее, но Майев, одержимая поимкой Иллидана, возразила, что Тиранда знала о рисках, и потребовала, чтобы Кель выполнил условия сделки и помог выследить предателя.

В это же время возлюбленный Тиранды и брат-близнец Иллидана, друид Малфурион Ярость Бури, отправился в лес, чтобы пообщаться с землей. Ему было дано видение Иллидана и его слуг, раса змееподобных гуманоидов — наг, использовавших демонический артефакт именуемый Глазом Саргераса, в попытке создать мощные землетрясения и разрушить замороженный континент Нордскола (который был фактически сделанный по приказу Кил'джедена Искусителя, генерала демонов Пылающего Легиона, желающего уничтожить свое мятежное творение, Короля-Лича, чрезвычайно могущественного лидера Плети.

Изначально и Король-Лич, и Плеть были созданы в качестве слуг Легиона, но теперь они восстали против своих повелителей). Малфурион поспешил к развалинам Даларана, где Майев и Кель'тас собирали силы для нападения на Иллидана. Когда Малфурион спросил о пропавшей Тиранде, Майев солгала, что жрица была разорвана нежитью на куски и призвала друида отомстить Предателю за ее смерть.

Пока Кель и кровавые эльфы удерживали свои позиции от нежити, силы ночных эльфов отправились в Даларан, чтобы остановить ритуал Предателя. По пути Кель также сообщил им, что наги захватили человека-паладина по имени Магрот Защитник, которого ночные эльфы спасли, чтобы он мог присоединиться к их делу. В конце концов, ночным эльфам удалось уничтожить Глаз и прервать заклинание. Малфурион и Майев столкнулись с Иллиданом, который попытался объяснить, что его заклинание должно было нанести удар по их общему врагу, нежити. Малфурион яростно ответил, что из-за Иллидана погибла Тиранда. Однако, Кель'тас, не подозревая о предшествующей лжи Майев, рассказал верховному друиду, что жрица может быть еще жива. Понимая, что Майев солгала ему, Малфурион обратил свой гнев на стражницу прежде, чем объединиться с Иллиданом, который, несмотря на все ссоры с братом, так же любил Тиранду и предложил, чтобы его наги отследили местонахождение жрицы. В конце концов, Майев удалось освободиться от корней, которыми друид сковал ее, и продолжила преследовать братьев Ярость Бури, оставив Келя и его войска.

Новое предназначение

Принц и его воины вернулись в лагерь своего командира, верховного маршала Гаритоса, на окраине Даларана. Гаритос заметил, что эльфы опаздывали и проигнорировал их рассказ о помощи ночным эльфам как вычурное оправдание. Затем он сообщил Кель'тасу, что нежить начала новое наступление в попытке вернуть Даларан. Кровавые эльфы желали сражаться, но Гаритос рассказал о второй армии нежити, которая, как сообщалось, продвигалась с востока, и к разочарованию Келя, приказал син’дорай оставаться на позициях, занимаясь ремонтом близлежащих обсерваторий, чтобы можно было наблюдать за регионом.

Эльфы подчинились приказу, но вскоре обнаружили, что у них нет возможности пересечь озеро, чтобы добраться до внешних обсерваторий. Внезапно из соседних вод появилась группа наг, возглавляемая морской ведьмой по имени Леди Вайш. Кель'тас вспомнил, что нага сражалась за Иллидана, но Вайш утверждала, что они теперь сами по себе и пришли оказать помощь кровавым эльфам в виде транспортных кораблей. Кель с сомнением отнесся к наге, но Вайш объяснила, что две их расы разделяют общую родословную (так как наги были высокорожденными ночными эльфами, превратившимися в водных змееподобных существ после Войны Древних десять тысячелетий назад), а теперь разделяли и общего врага — нежить. Их помощь была простым жестом доброй воли. Используя корабли, предоставленные нагами, эльфы крови смогли восстановить обсерватории. Однако, когда Гаритос вернулся, он осудил Кель'таса за принятие помощи от наг, несмотря на протесты принца, что те не представляли угрозы. Верховный маршал предупредил Келя, чтобы он был осторожен в выборе союзников и что он не потерпит измен в своих рядах. Верховный маршал приказал принцу остаться в этой области и ждать дальнейших распоряжений, пока силы Гаритоса будут возвращаться на фронт.

На следующий день прибыл эмиссар и передал, что Гаритос приказал кровавым эльфам уничтожить близлежащее скопление нежити, возглавляемое натрезимом Далвенгиром, прежде чем они вторгнутся в Даларан. Однако, верховный маршал также приказал всем солдатам-пехотинцам, кавалериям и командам поддержки немедленно отправиться на фронт, оставив Келя и его кровавых эльфов почти без защиты. Потому окружающие форпосты принца были вскоре полностью захвачены Плетью, и поражение казалось почти неминуемым, пока Вайш и ее наги внезапно не появились снова, чтобы в очередной раз предложить помощь. Кель с осторожностью принял поддержку наги, зная, что Гаритос думал о змеином народе, но Вайш настаивала на том, что кровавые эльфы наверняка падут без поддержки союзников. Вместе они сумели уничтожить лагерь Плети.

После того, между Келем и Вайш произошел следующий диалог:

Кель'тас: Прими мою благодарность,леди Вайш. Без твоей помощи мы бы не смогли одержать победу. Но, боюсь, что приняв ее, я подписал себе смертный приговор.

Вайш: Человек, которому ты служишь, не доверяет никому, кроме своих союзников. Он не знает, что такое честь и достоинство.

Кель'тас: Но с ним меня связывает долг и клятва… с ним и со всем их злосчастным Альянсом. Впрочем, теперь все это не имеет значения. Мне кажется, что я и мои братья… достойны большего.

Вайш: Быть может, юный Кель, пришло время искать иные пути… к власти и славе?

Кель'тас: Мне трудно объяснить это, но с того самого дня, как была уничтожена наша родина, я и мои братья… чувствуем себя опустошенными. Лишенными силы воли и духа. Этот голод… ужесточил наши сердца.

Вайш: Оно знакомо мне, юный Кель. Твой народ, как и мой, зависим от магии! Больше десяти тысяч лет она струилась по твоим венам… А теперь твоя страна разорена и Солнечный Колодец больше не дает тебе силу...

Кель'тас: ...дарованную нам по праву рождения! Без нее мой народ обречен.

Вайш: Но Кель… В этом мире есть и другие источники силы. Например, демоны.

Кель'тас: Это безумие. Мы никогда не дойдем до такого!

Вайш: Твои чувства вполне объяснимы. Однако…

Разговор был прерван внезапным появлением Гаритоса и его батальона, заставив наг бежать обратно в воды. Увидев син'дорай, работающий вместе с нагами, верховный маршал уверился, что его недоверие к эльфам было оправдано. Гаритос сообщил, что теперь у него есть все доказательства, необходимые ему для того, чтобы казнить «предателей»-эльфов крови, и приказал своим людям посадить эльфов ожидать смерть в подземелья под Далараном (позже они станут известны как «Аметистовая Цитадель»).

(Стоит уточнить, что Кель'тас фактически ошибся, когда утверждал, что эльфы крови умрут без источника магии. Единственными эльфами, погибшими от потери Солнечного Колодца, стали дети, старики и те, кто был уже нездоров. Тем не менее, магическая зависимость может иметь серьезные последствия в виде постоянного умственного или физического ущерба).

Кель'таса и его воинов поместили в заколдованные клетки, разбросанные по всем темницам. После трех дней тюремного заключения, спасение принца снова явилось в форме леди Вайш, которая выскользнула из какой-то канализационной воды, убила охранников, наблюдавших за его камерой, и распахнула дверь камеры. Кель выразил благодарность за помощь, но заявил, что даже если они теперь свободны, эльфы крови значительно уступали численностью солдатам Гаритоса, да и им некуда было бежать. В ответ Вайш рассказала принцу о портале в городе, который когда-то открыл лич Кел'Тузад, чтобы вызвать генерала демонов Архимонда. На другой стороне этого портала нагу ждал ее повелитель, Иллидан Ярость Бури, который, как утверждала нага, мог дать эльфов крови новое предназначение и утолить их желание магии. Кель лишь ответил:

Заключить договор с демоном… или обречь на смерть тех, кто доверился мне. У меня нет выбора, Вайш.

Вместе они скитались по подземельям, освобождая заключенных кровавых эльфов и сражаясь с различными врагами, включая солдат Гаритоса, нежить, которая оказалась в ловушке под землей, когда останки Альянса вернули Даларан; а также с магическими существами, заключенными в тюрьму магами Кирин-Тора. Они также позаботились об упокоении томящихся в подземелье призраков четырех архимагов, которые были убиты во время нападения Плети на Даларан, включая призрак самого Архимага Антонидаса. После убийства тюремщика Касана, надзирателя подземелий, и, похоже, старого знакомого Келя, эльфы и наги вышли на поверхность и сдерживали силы Гаритоса достаточно долго, чтобы все могли пройти через портал, который сразу закрылся за ними.

В услужении у Предателя

На другой стороне портала Кель'тас, Вайш и их войска прибыли в чужой, разрушенный мир Запределья, остатки родного мира орков — Дренора. Он был уничтожен, когда шаман орков Нер'зул открыл бесчисленные порталы во многие миры за несколько лет до того. После нескольких дней скитания по красным пустошам полуострова Адского Пламени в поисках Иллидана, Вайш и Кель неожиданно наткнулись на лагерь ночных эльфов и увидели, что страж Майев Песнь Теней, которая направилась за Иллиданом в Запределье, схватила Предателя и посадила в передвижную клеть: и транспортировала его к своей цитадели. Войска Келя и Вайш столкнулись с Майев и сумели захватить контроль над волшебной запертой клеткой, направив ее к собственному лагерю. Там, Вайш освободила Иллидана и познакомила его с кровавыми эльфами.

Несколькими часами позднее Кель'тас подошел к Ярости Бури и попросил его помочь в лечении магической зависимости эльфов крови. Хотя Иллидан сочувствовал тяжелому положению син’дорай, он объяснил, что исцеление невозможно. Однако, были способы «утолить голод», и Иллидан пообещал, что за лояльность ему эльфы получат столько магии, сколько они и представить себе не могут. Кель с готовностью согласился и вместе со своей армией поклялся в верности Иллидану. Тот объявил, что Солнечный Скиталец будет его правой рукой и предвестником его гнева. Затем ночной эльф-демон объяснил, как к нему пришел Кил'джеден Искуситель, владыка демонов, который командовал большей частью Пылающего Легиона и который предложил ему исполнения сокровенного желания охотника на демонов, если он уничтожит Короля-Лича и его тюрьму, Ледяной трон Ледяной Короны. Используя Глаз Саргераса, Иллидан попытался растопить полярные пустоши, окружающие ледник Ледяной Короны, и у него бы получилось, если бы не назойливые ночные эльфы. Не справившись со своей задачей, Иллидан бежал в Запределье, пытаясь избежать гнева Кил'джедена; теперь ему нужно было убедиться, чтобы в округе не осталось агентов Кил'джедена и Пылающего Легиона.

После того, как Дренор взорвался и стал Запредельем, владыка преисподней Магтеридон, генерал Пылающего Легиона,  завоевал расколотый мир во имя Кил'джедена, собрав выживших орков и превратив их в орков скверны. Правя Запредельем из темного оплота, известного как Черный Храм, Магтеридон поддерживал полный контроль над планетой, используя те самые врата, которые разрушили Дренор, чтобы постоянно вызывать подкрепления. Кель и Вайш обеспечили защиту для Иллидана, когда он запечатывал каждый из порталов, разбросанных по всему Запределью, чтобы заблокировать путь для подкреплений демонам, а также, не дать Кил'джедену обнаружить местоположение Иллидана. (В Warcraft III эти порталы были расположены довольно близко друг к другу, и все, казалось, находились на полуострове Адского Пламени. В World of Warcraft: The Burning Crusade они, как оказалось, были расположены по всему континенту, от Острогорья до Зангартопи и Награнда.)

По пути Кель'тас и Вайш также наткнулись на деревню Сломленных под атакой орков. (Чтобы очень кратко и упрощенно объяснить: дренеи были расой, что прибыла на Дренор много веков назад и жила рядом с кланами орков в относительном мире до прибытия Легиона. Демоны осквернили орков и объединили их в первую Орду, которая затем чуть не стала причиной исчезновения дренеев. Сломленные — дренеи, которые мутировали из-за болезни, созданной демонами.) В обмен на помощь в уничтожении близлежащих лагерей орков скверны, Сломленные и их лидер, Акама, пообещали помощь Иллидану.

Когда все порталы были запечатаны, настало время напасть на Черный Храм. Акама и его скрывающиеся в тенях дренеи-убийцы уничтожили энергетические генераторы, питающих пушки и башню храма, позволив Иллидану, Кель'тасу и кровавым эльфам нанести удар в цитадель, а Вайш и ее наги проникли в канализационную систему. Получив ключи от тронной комнаты Магтеридона: убив двух лейтенантов демона, Учителя Боли и Хозяйку Мучений, — Иллидан и его слуги вступили в бой и победили Владыку Преисподней. Ярость Бури провозгласил, что теперь он будет управлять Запредельем и всеми его обитателями. Однако, победа была недолгой, так как через несколько мгновений огненный шторм охватил Черный Храм, когда сам Кил'джеден явился в Запределье. Владыка демонов упрекнул Иллидана за его неудачу в уничтожении Короля-Лича и дал ему последний шанс выполнить свою задачу. Когда Иллидан спросил Вайш и Келя, готовы ли они последовать за ним в сердце самой смерти, они уверили предателя, что их войска подчиняются ему.

Против самой Смерти

Король-Лич знал о приближающейся опасности и приказал своему рыцарю смерти Артасу Менетилу вернуться в Нордскол и защитить Ледяной Трон. Вскоре после прибытия на замерзшие берега континента, Артас и его солдаты Плети подверглись нападению кровавых эльфов Келя, которые хотели отомстить за то, что рыцарь смерти совершил в Кель'Таласе, но падшему принцу удалось отбросить син'дорай с помощью владыки склепа Ануб'арака. После того, как Плеть уничтожила близлежащий береговой лагерь эльфов крови, Кель'тас телепортировался к силам нежити, вооруженный выкованным заново рунным клинком своего отца, Фело’мелорном. Он злорадствовал, что те син'дорай, которых только что убил Артас, были всего лишь разведчиками и что рыцарь смерти никогда не успеет вовремя остановить армию Иллидана от уничтожения Ледяного Трона. Кель также сообщил падшему принцу, что это плата за Кель'Талас и «другие оскорбления» (скорее всего, ссылаясь на то, как Артас «украл» Джайну у Келя), прежде чем телепортироваться прочь.

Следуя советам Ануб'арака, Артас и силы Плети взяли курс на Ледяную Корону, отправившись глубоко в подземные руины Королевства Пауков, Азжол-Неруб, столкнувшись со многими опасностями и ужасами по пути, прежде чем выйти на другой стороне. Кель'тас снова появился: и завязалась дуэль между ним и рыцарем смерти. Хотя оба руническим меча — Фело'мелорн и Ледяная Скорбь — оказались равными по силе, Артас был усилен близостью к Королю-Личу и сумел заставить отступить своего врага, заставив Келя телепортироваться. Во время поединка Кель'тас потерял Фело’мелорн: рунический клинок остался где-то в холодных снегах Нордскола.

Врата в Тронный зал Короля-Лича можно было открыть только путем активации четырех зачарованных обелисков в окрестностях. Силы Иллидана уже захватили контроль над двумя к моменту прибытия Плети, но после долгой борьбы Артас и Ануб'арак сумели овладеть всеми четырьмя обелисками и открыть путь к Ледяному Трону. Иллидан пытался остановить рыцаря смерти у входа в Тронный зал, но после ожесточенной дуэли полудемон был побежден и брошен умирать. В то время как Артас поднимался к Ледяному Трону, к своей судьбе, Кель'тас и Вайш возвратили бессознательного Иллидана и бежали обратно в Запределье со своими оставшимися силами. Те из солдат Келя, которые погибли, сражаясь с Плетью, позже будут воскрешены в качестве нежити как вампирические существа — Сан'лейн, «мракопадшие».

Вкус истинной Силы

Иллидан оставил в силе свое обещание помочь син'дорай найти новый источник магии, научив их получать энергию тайной магии из альтернативных источников, включая демонов. Укрепленные быстрым выздоровлением, большинство эльфов Келя решили остаться в Запределье. Принц также отправил Верховного Магистра Роммата и примерно 85% населения эльфов крови обратно на Азерот. Роммат распространял учения Иллидана, которые он плавно приписывал принцу Кель'тасу, так как многие из син’дорай Азерота, вероятно, были бы в ужасе, если бы они узнали о союзе Келя с Иллиданом, — а также распространял слух, что Кель однажды вернется, чтобы привести эльфов крови к процветанию. Используя наставления Роммата, эльфы крови научились утолять свою зависимость, истощая тайную энергию (то, что было представлено в игре через расовую способность «Волшебный поток» для игроков-син’дорай). Со временем эльфы крови сумели отвоевать и восстановить большую часть своего разрушенного королевства. Они начали готовиться к тому дню, когда они якобы смогут отправиться в паломничество, чтобы присоединиться к Кель'тасу в предполагаемой «обетованной земле» Запределья.

Однако, когда Кель'тас сражался с врагами Иллидана, он начал считать политику своего хозяина недальновидной. Принц был недоволен существующими пределами тайной магии и вместо этого стал все больше полагаться на магию Скверны: темную, неустойчивую, искажающую энергию, которой владели демоны Пылающего Легиона. Без ведома Иллидана, Кил'джеден начал тайно заманивать Кель'таса обещаниями спасения для кровавых эльфов, и в определенный момент он все же сумел склонить принца на свою сторону. Вскоре после неудачного нападения на Ледяной Трон, Кель'тас и часть его войск отправились в поход в Пустоверть, искаженную, заполненную магией область на северо-востоке Запределья, которая была разорвана на части и охвачена буйным магическим штормом во время разрушения Дренора. Вскоре после того, как солдаты Келя ушли, силы Иллидана потеряли связь с ними.

Однажды, группа Наару — раса могущественных разумных существ из чистой святой энергии, которая когда-то помогала дренеям в нахождении Дренора, — прибыла в Пустоверть на Крепости Бурь, могучем сооружении с возможностью телепортироваться через альтернативные измерения с целью борьбы с Пылающим Легионом. Когда наару вышли из своей крепости, Кель'тас и его войска быстро захватили контроль над судном и его жителями.

Они также захватили М’уру, наару, который остался в качестве единственного опекуна Крепости и отправили его в Луносвет, чтобы кровавые эльфы Азерота могли поглощать его энергию. Однако, магистр Асталор Кровавая Клятва не был доволен этим, и вместо этого научился манипулировать святой энергией наару. Это привело к созданию Рыцарей Крови, ордена паладинов эльфов крови, которые использовали святую магию Света по своей воле без необходимости в вере. Бывшая жрица, Лиадрин, была первой, кто был введен в должность лидера ордена. Вернувшись на Запределье, силы Кель'таса — с помощью Пылающего Легиона — манипулировали технологиями наару из Крепости Бурь, чтобы создать огромные сооружения, называемые манагорнами, собирающие хаотические магические энергии самой Пустоверти.

В какой-то момент Кель и его армия также напали на соседнюю деревню Кирин'Вар, базу магов Кирин-Тора (орден, к которому когда-то принадлежал Кель'тас, но уже давно вышел из него), которая был основана, когда Альянс вторгся на Дренор много лет назад. С помощью волшебного оружия, известного как мана-бомба, силы Кель'таса убили почти всех жителей деревни и запечатали одного из последних оставшихся в живых — Архимага Варгота — в его собственной башне.

Спустя некоторое время после захвата Крепости Бурь, Кель'тас приказал атаковать Шаттрат, разрушенный город дренеев, который стал убежищем для беженцев со всего Запределья после того, как он был найден и перестроен Ша'тар, группой наару, которая была изгнана из Крепости Бурь. Под руководством Ворен'таля Провидца кровавые эльфы шли на Шаттрат, но когда они прибыли в город, они сложили оружие. Ворен'таль искал аудиенции у лидера наару — А’дала. Врен’таль показал свое видение: спасение эльфов крови лежит на наару, а не на Кель'тасе. Таким образом, Провидец и его последователи, известные впоследствии как Провидцы, поселились в Шаттрате и стали одной из основных сил, ведя войну против сил Кель'таса в Запределье и пытаясь помешать ему распространять свое влияние на паломников-эльфов крови с Азерота (хотя им не доверяли Алдоры, духовенство дренеев Шаттрата). В группу вошли некоторые из самых талантливых ученых и магистров Келя, и их побег был самой большой потерей, которую когда-либо терпела армия принца.

Вернувшись на Азерот, эльфы крови объединились с Ордой во главе с ее вождем, Траллом, и призвали своих новых союзников отправиться в Запределье. Однако, вскоре, отправившись в разрушенное измерение, эльфы крови узнали, что обещания их возлюбленного принца — это ложь, предназначенная только для того, чтобы укрепить его силы в Пустоверти, и рай, который они ожидали найти, оказался умирающим миром бесконечного конфликта. Благодаря многочисленным событиям в Запределье искатели приключений (персонажи игроков) Альянса и Орды сражались с Кель'тасом и его силами: помогали друидам Круга Кенария исцелить землю после того, как Кель'тас и Паталеон Вычислитель сбросили гигантский кристалл с небес на полуостров Адского Пламени; предотвратили создание мана-бомбы в Лесу Тероккар; закрыли доступ Келю к его источнику силы, помогая Алдорам и Провидцам закрывать манагорны в Пустоверти; и в конечном итоге помогли Провидцам найти доказательства союза принца с Пылающим Легионом.

На измученных землях Долины Призрачной Луны искатели приключений помогли восстановить фрагменты Кода Проклятия — чрезвычайно мощного заклинание, которое когда-то использовалось Гул'даном, чтобы разорвать связь между орками и духами стихий Дренора. После того, как искатели приключений использовали Код, чтобы призвать и победить оскверненного элементаля, Цируха Повелителя Огня, было обнаружено, что Кель'тас также знал о Коде. Когда А'дал и наару узнали об этом, то стали преисполнены решимости остановить Келя: если бы Солнечный Король использовал Код, тогда то, что осталось от Дренора, могло быть полностью уничтожено. После того, как искатели приключений завершили четыре испытания наару, им был предоставлен Ключ Урагана, который открыл им доступ в Крепость Бурь.

Герои ворвались в самое сердце Крепости — святилища, известного как Око — и победили слуг Кель'таса, прежде чем в конце концов столкнулись с безумным Солнечным Королем и победили его. Искатели приключений взяли одну из зеленеющих сфер Келя с его все еще дергающегося тела и покинули Крепость. Однако, Кель'тас не был убит, лишь тяжело ранен и оставлен умирать, а вскоре после этого он был найден и выхожен шиваррой (шестируким женоподобным демоном), жрицей Делриссой. После того, как смертные герои принесли зеленеющую сферу А’далу в Шаттрат, внезапно появился образ Келя и осудил наару:

Твоим мартышкам не удалось довести дело до конца, наару! Побеждённый, но живой... Мы не совершили этой ошибки, когда захватили твоё судно. Ради чего всё это? Безделушек? Слишком поздно. Подготовка уже началась. Скоро господин вернётся. И нет ничего, что вы или этот дурак Иллидан можете сделать, чтобы остановить меня! Вы оба послужили моим целям — непреднамеренно. Сложите оружие и склонитесь перед мощью Кил'джедена! Солнечный Король возвращается домой.

Жертвы, что должны быть принесены


Кель'тас, теперь лишь оскверненная тень своего прежнего «я», вернулся домой в Кель'Талас со своими силами, используя портал на вершине горы, называемой Трон Кил'джедена на полуострове Адского Пламени. Его самые преданные подчиненные остались позади и упивались кровью демонов, превращавшая их в «сквернокровых» эльфов. Принц и его «скверные» слуги атаковали Луносвет, похитив М'уру и переправив его на остров Кель'Данас, где был Солнечный Колодец. Кель также похитил человеческую девушку Анвину Тиг, которая в действительности оказалась энергией Солнечного Колодца в телесной форме; после разрушения Колодца во время Третьей войны, красный дракон Кориалстраз (супруг Алекстразы) сформировал из остаточных энергий разрушенного источника человеческую аватару, чтобы защитить их. В Кель'Данасе Кель'тас успешно восстановил Солнечный Колодец, намереваясь использовать его в качестве портала для вызова Кил'джедена в Азерот, и отступил в место под названием Терраса Магистров, чтобы окончательно подготовиться к прибытию своего владыки.

В ответ Алдоры и Провидцы из Шаттрата, под руководством наару, объединили свои силы в армию Расколотого Солнца, чтобы вернуть Солнечный Колодец и попытались остановить безумное желание власти Кель'таса. Леди Лиадрин, лидер рыцарей крови, которые злоупотребляли энергией М’уру, отважилась отправиться в Шаттрат, чтобы публично отказаться от своей лояльности к Кель'тасу, вместо этого предлагая помощь Расколотому Солнцу от своих рыцарей крови.

После долгого наступления и сражений с силами Келя на Кель'Данасе, группа авантюристов ворвалась на Террасу Магистров и столкнулась с оскверненным Кель'тасом. Обезумевший властелин кровавых эльфов сказал героям:

Нечего надувать щеки! Мое поражение в Крепости Бурь — всего лишь мелкая помеха. Неужели вам и правда пришло в голову, что я могу доверить будущее какому-то слепому полукровке-ночному эльфу? О нет, он был лишь орудием, лишь камнем в основании грандиозного замысла! Долгий путь вел к этому мгновению... И на этот раз вы ничему не сможете помешать!

От рук героев Азерота Кель'тас потерпел окончательное поражение. Его голова была принесена Экзарху Ларетору из Расколотого Солнца, после чего его похоронили на Кель'Данасе. В конце концов, благодаря жертве Анвины Тиг, Кил'джеден был побежден и оттеснен обратно через Солнечный Колодец. С помощью сердца умирающего М’уру Колодец превратился в источник как тайной, так и святой энергии.


Такой конец встретил Кель'тас Солнечный Скиталец, величайший герой эльфов крови и величайший предатель, а вместе с ним погибла и вся династия Солнечных Скитальцев, которая правила Кель'Таласом почти 7000 лет.


Источник

Автор:  StuntedSlime

Перевод: Илфамен

Редакция: Леон Бардосов

%%%time%%%
%%%name%%%
%%%message%%%